Андрей Ставцев: белковые концентраты на основе люпина можно использовать в кормах до 15% от сухого вещества рациона

Категории ИнтервьюОпубликовано

Может ли белый люпин составить конкуренцию сое? Насколько экономически выгодна такая альтернатива? FEEDLOT побеседовал Андреем Ставцевым, генеральным директором НПО «Агро-Матик» – компания является одним из ведущих производителей белковых концентратов на основе зерна белого люпина в России.

Мировые цены на сою растут, за год соевый шрот подорожал более чем на 30%. И в связи с этим увеличился интерес к альтернативным высокопротеиновым культурам – причем не только в России, но и в ЕС. Так, Европейская комиссия предлагает дополнять сою другими источниками растительного белка, чтобы снизить зависимость от импорта соевых бобов и шрота. В их числе семена рапса, горох, бобы рожкового дерева, вика, люпин.

У нас люпин давно считается перспективной кормовой культурой: по содержанию протеина он практически не уступает сое, отличается высокой урожайностью, устойчив к климатическим стрессам. Селекционную работу, в основном, вели в отношении двух видов – люпина белого и узколистного. Были получены высокопродуктивные отечественные сорта, пригодные для выращивания в различных климатических зонах.

В последние годы посевные площади, отведенные под кормовой люпин, стали увеличиваться. Ряд предприятий в Воронежской и Нижегородской областях, Краснодарском крае выпускает продукты переработки зерна белого люпина и кормовые добавки на его основе.

Что препятствует широкому внедрению люпина в российское кормопроизводство? FEEDLOT обратился за разъяснениями в компанию НПО «Агро-Матик» – одного из ведущих российских производителей белковых концентратов на основе зерна белого люпина. На наши вопросы ответил генеральный директор компании, Андрей Эрнестович Ставцев.

FEEDLOT: Почему именно люпин чаще всего характеризуют как альтернативу сое?

Андрей Ставцев: Чтобы обеспечить животноводство и пищевую промышленность, России сегодня нужно 8–10 млн тонн сои в год. Такие данные привел на одной из прошлогодних аграрных конференций Петр Александрович Чекмарев, академик РАН, полномочный представитель Чувашской Республики при Президенте РФ. Поэтому сои у нас завозится много – порядка 5 млн т в год. Причем завозится из-за границы. И снижения импорта не происходит – животноводству нужен кормовой белок. Все мы видим, как растут сейчас цены на импортный соевый шрот и понимаем, что это не может не влиять на себестоимость продукции животноводства.

Какой выход? Производство своих белковых культур. Да, у нас есть свои сорта сои, причем, не только для Дальнего Востока, но и для Нечерноземья. Однако, и у них ареал произрастания ограничен. Альтернативой сое в такой ситуации выступает люпин – не менее древняя культура, но при этом менее требовательная к составу почв, теплу и влаге.

FEEDLOT: Тогда расскажите подробнее о преимуществах и недостатках белого люпина как кормовой культуры.

Андрей Ставцев: У многих животноводов в середине прошлого века к этой культуре было осторожное отношение – в старых сортах люпина содержались антипитательные вещества, алкалоиды. Но благодаря работе российских селекционеров Всероссийского НИИ люпина, НИИ сельского хозяйства Белогорка сегодня мы имеем сорта с содержанием алкалоидов ниже предельно допустимой нормы для кормовых сортов. А расти они могут и на юге, например, под Воронежем, и на Северо-Западе – в Ленинградской, Псковской, Вологодской областях.

Содержание в его семенах протеина 35–40%, масла – до 10%. Люпин может использоваться на корм животным без предварительной термообработки, что обязательно при использовании зерна сои. Переваримость протеина семян люпина находится практически на том же уровне, что и у рыбной муки – 85,5%. Содержание такого антипитательного вещества, как ингибитор трипсина, в соевых бобах – от 16 до 55 мг/кг. В зерне белого люпина антипитательных факторов всего лишь около 2 мг/кг. Но щадящими технологиями термообработки они прекрасно нейтрализуются. Комбикормщики сегодня также относят к минусам люпина наличие толстой оболочки у зерна, которая требует своей технологии шелушения. Но у нас эта проблема решена – технология создана.

FEEDLOT: В чем причины, на Ваш взгляд, ограниченного использования белого люпина?

Андрей Ставцев: Считаю, тут много факторов. Это и недостаточная информированность наших аграриев о возможностях и преимуществах культуры, недостаточно развитая система семеноводства новых сортов – ведь сорта у нас создаются, но с их «раскачкой», с размножением семян есть проблемы. Также недостаточно разработаны системы защиты белого люпина от сорного компонента агроценоза и патогенов, вызывающих болезни растений. Это, наверное, главный недостаток сегодня.

Хотя, как мы знаем, ученые Всероссийского НИИ люпина, который сегодня является филиалом Федерального научного центра кормопроизводства и агроэкологии им. В.Р. Вильямса, совместно с российскими производителями средств защиты растений разработали несколько схем для стабильного получения высоких урожаев – 50 ц/га. Сейчас работают над схемой, позволяющей получать до 70 ц/га. Можно оценивать как минус и ограничения посевов в севооборотах: повторно люпин можно возвращать на поля не ранее, чем через 3–5 лет. Соя же может занимать до 60% площади севооборотов и высеваться на одном месте 3 года подряд.

Ну, и давайте не будем забывать, что мировая кормовая индустрия сегодня построена вокруг сои, и на этом фоне работа с альтернативными культурами – это всегда серьезные вложения, изыскания, опыты. Это и сдерживает, на мой взгляд, распространение люпина.

FEEDLOT: Для какого сегмента животноводства люпин оптимален: для птицеводства, свиноводства, скотоводства?

Андрей Ставцев: Белый люпин, а также узколистный можно успешно использовать в кормлении практически любых сельскохозяйственных животных и птицы, а также в аквакультуре: в переработанном состоянии в составе белкового концентрата, нативном виде и обрушенным без оболочки в составе комбикормов. «Агро-Матик» производит белковый концентрат на основе белого люпина с различным процентным содержанием протеина – от 50 до 65%.

FEEDLOT: Насколько выгодно использовать белый люпин в кормах, если сравнивать, например, с той же соей?

Андрей Ставцев: Опыты нашей компании, научных учреждений, ВУЗов, практика наших партнеров из числа производителей молока, мяса, птицы и яйца говорит о том, что это выгодный продукт.

Еще несколько лет назад проводился эксперимент на свиноводческих площадках в Ростовской области. Была частичная замена соевого шрота в рационах – около 3%. И экономия в месяц составила более 1 млн руб. Применение наших белковых концентратов на птицефабрике в Нижегородской области принесло предприятию ежемесячную экономию 5,5 млн руб.

При использовании люпинового белка в кормах для крупного рогатого скота уходят некоторые проблемы с заболеваниями, прибавка удоев – до 4 л. Повышается и качество молока – это подтверждено опытом в Вологодской области, если кому-то интересно подробнее, все есть у нас на сайте.

В Волгоградской области проведены опыты по откорму овец мясных пород – ягнята, получающие корм с люпином, заметно быстрее набирают вес. На основе наших концентратов мы сами сегодня производим продукционные корма для ценных видов рыбы – форели, лосося, осетровых. Этими кормами кормят рыбу аквафермеры по всей стране.

Белковые концентраты на основе люпина можно использовать в кормах для птицы и свиней до 15% от сухого вещества рациона. Это вместо соевого шрота. Во время опытов в научно-исследовательских институтах доводили уровень до 20%, и никаких неприятных последствий не наблюдалось. Ни по аминокислотному составу, ни по усвояемости белок люпина почти не отличается от белков сои. Но при этом, как я уже сказал, практически не содержит ингибиторов протеаз и не вызывает аллергических реакций.

FEEDLOT: Какие перспективы у люпина в отечественном кормопроизводстве?

Андрей Ставцев: В чем нуждается сегодня сам люпин? В популяризации, в рекламе, если хотите. Этой культуре не хватает своего лобби, которое есть у сои. Ее выращивание поддерживается государством, люпин же предоставлен сам себе. А стране нужна направленность на производство в регионах недорогого протеина из местного сырья. В кормлении есть понятие «нетрадиционные корма», куда несколько десятилетий относится люпин. Так вот его надо оттуда выводить.

Ведь если посмотреть еще шире – комплексные, кластерные проекты по выращиванию и переработке люпина могут изменить экономику в регионах. Выращивая люпин, можно осваивать залежные земли средней полосы России, например, Нижегородской, Тамбовской, Рязанской областей, вводить их в оборот, одновременно улучшая и подготавливая к посевам других культур. Это возможность занять работой население сельских территорий. Комплекс «сырьевая база – завод» может быть серьезным источником налоговых поступлений в бюджет. Кроме этого, продукты переработки люпина имеют очень серьезный экспортный потенциал.

Екатерина Броун

Материал компании FEEDLOT

Максим Тимошков: риск дефицита витаминов и аминокислот сейчас очень высок

Категории Интервью, Новости, Новости РФОпубликовано

На российском рынке кормовые компоненты существенно выросли в цене в евро эквиваленте, сохраняются определенные сложности с поставками товара и проведением платежей. В Китае ситуация пока стабильна, а на европейском рынке наметился спад ценовых предложений.

Как свидетельствуют данные последнего отчета FEEDLOT, на текущей неделе на российском рынке отмечается значительный рост цен на кормовые ингредиенты в евро эквиваленте, что связано как с укреплением рубля, так и ростом контрактной цены.

Так, метионин предлагается по 5 евро/кг, треонин – по 4,7 евро/кг, цены наL-лизин моногидрохлорид также выросли до 5,7 евро/кг. Стоимость L-лизин сульфата составляла порядка 4,5 евро/кг, цена валина увеличилась до 5,9 евро/кг. Бетаин торгуется в среднем по 5,7 евро/кг. Витамин Е 50% подорожал до 17–18 евро/кг, а среднерыночная цена витамина В4 составила порядка 4,1 евро/кг.

Максим Тимошков, генеральный директор компании «Мисма Про», прокомментировал для FEEDLOT текущую ситуацию на российском рынке.

Как складывается работа «Мисма» с зарубежными партнерами? Есть ли сложности с поставками витаминов и аминокислот – задержка в пути, иные проблемы с логистикой?

– Подавляющее большинство поставщиков хотят с нами работать и продолжают сотрудничество. Сейчас основная проблема – это логистика, существует целый ряд проблем с доставкой грузов не только из ЕС, но и из Китая. Другая проблема – платежи, так как сейчас все поставщики, учитывая возросшие риски, ограничивают объемы отгрузок кредитными лимитами, либо просят, в основном, предоплату.

По Вашей информации, есть ли риск дефицита ключевых для животноводства аминокислот и витаминов?

– Да, конечно, этот риск сейчас, как никогда, очень высок: с учетом того, что витамины и аминокислоты – очень дорогостоящее сырье, то больших стоков данного вида товаров никто не держал, поэтому остатки витаминов и аминокислот лимитированы.

Насколько, по Вашей оценке, подорожали кормовые компоненты?

– В зависимости от группы продуктов, поскольку у нас очень широкая линейка, то по нашей группе товаров, в целом, мы отмечаем рост от 30% до 100%.

Сфера деятельности «Мисма Про» (Москва) – разработка, поставка и производство кормовых добавок для сельскохозяйственных животных и птицы, аквакультуры. Компания

работает с ведущими мировыми поставщиками–производителями из ЕС, Северной Америки, Китая, Индии, Японии.

Если говорить об отдельных товарных позициях, то участников рынка сейчас особенно беспокоит доступность витамина А. На наш запрос ответила Екатерина Генералова, представитель ООО «Арника»: «Мы являемся производителем витамина А и готовы покрыть 70–100% потребности российского рынка, в зависимости от вида витамина. На данный момент по витамину А завод «Кормбиосинтез» имеет производственный план, расписанный на 3 месяца вперед (заявок на А500 на 120 т). Завод также производит и другие кормовые витамины. Импорт перекрыт не весь, и мы надеемся, что не будет порядкового скачка цен. По нашим представлениям, цена будет держаться в районе 105130 долл. /кг.Мы же, в свою очередь, приложим все усилия, чтобы продержать страну в этом ценовом диапазоне».

Группа компаний «Арника» (Приморский край) – крупный импортер и поставщик кормовых добавок, первый российский производитель кормовых витаминов.

Как складывается ситуация в Китае? По данным FEEDLOT, на текущей неделе китайский рынок кормовых добавок был стабилен; однако текущий тренд вряд ли сохранится в ближайшие недели– аналитики прогнозируют некоторый рост цен.

Так, стоимость L-лизин сульфата возросла на 1,7% и составила 0,99 евро/кг. Бетаин на данный момент предлагается по 3,5 евро/кг, а биотин – по 8,6 евро/кг. В целом рынок Китая на этой неделе стабилен, отмечается даже небольшой спад цен, что, по-видимому, вызвано отсутствием растущего спроса. После начала российско-украинского конфликта ожидался рост цен на кормовые добавки китайского производства. Однако повышение стоимости сырья, энергоносителей и ослабление евро, вероятно, поддержат общий уровень цен.

Ожидается, что транспортировка грузов из Китая в Европу улучшится к началу поставок во 2-м квартале; правда, участники рынка не придерживаются единого мнения в этом вопросе.

В последние недели резко возросло количество морских грузоперевозок из Китая на юго-восточные рынки. И теперь крупные потребители планируют избегать морских перевозок и будут предлагать свои планы по закупкам. Недавние случаи распространения COVID-19 в Китае также могут оказать существенное влияние на логистику и поставки.

На европейском рынке наблюдался небольшой спад ценовых предложений. Так, стоимость треонина за неделю снизилась на 3,8% и составила 2,5 евро/кг. Нужно учитывать, что из-за вспышек COVID-19 отмечались задержки в отгрузке товара. Падает в цене и витамин В1:за неделю его стоимость на рынке ЕС снизилась на 5,7% соответственно и составила 20,7 евро/кг. А вот цена на витамин В5 (D-Calpan)за неделю увеличились на 5,8% и зафиксировались на уровне 50 евро/кг. Пока в Европе есть запасы этого витамина, и активность на рынке низкая. Прогнозируется, что их хватит на ближайшие 2 месяца, и в мае и июне произойдет активизация продаж. При этом участники рынка склонны полагать, что витамин В5 подешевеет так же стремительно, как и дорожал.

Екатерина Броун

Материал компании FEEDLOT

Тимур Мударисов: сейчас важно поддержать российских производителей, а не гнаться за сиюминутной выгодой

Категории Интервью, НовостиОпубликовано

Рынок кормовых ингредиентов переживает непростые времена. Больше всего проблем с логистикой, доставкой грузов, а также финансовыми расчетами. Как участники рынка справляются с кризисной ситуацией? На вопросы FEEDLOT ответил Тимур Мударисов, генеральный директор «Коудайс МКорма».

FEEDLOT: НПАО «Де Хёс» продолжит работу на российском рынке в полном объеме?

Тимур Мударисов: Производственное российско-нидерландское предприятие НПАО «Де Хёс» является градообразующим для города Лакинска (Владимирская область). На предприятии трудятся около 300 жителей этого города и близлежащих районов. Бесперебойная работа завода, без преувеличения, является важным условием благополучия наших соотечественников. Налоговые отчисления предприятия в федеральный и региональный бюджеты вносят весомый вклад в развитие области и страны: НПАО «Де Хёс» входит в список крупнейших налогоплательщиков РФ. Именно поэтому мы прикладываем максимум усилий для эффективной работы завода и активно сотрудничаем с государственными органами в это непростое время, с учетом положений Указов Президента России Владимира Путина от 1 марта 2022 года № 81 «О дополнительных временных мерах экономического характера по обеспечению финансовой стабильности Российской Федерации» и от 05 марта 2022 года № 95 «О временном порядке исполнения обязательств перед некоторыми иностранными кредиторами».

Сегодня компания «Коудайс МКорма» предоставляет полный комплекс услуг по организации кормления и содержания сельскохозяйственных животных, является российским лидером в области производства премиксов, концентратов и престартеров премиум-класса, а также реализует широкий ассортимент кормовых добавок.

FEEDLOT: Возникли какие-либо сложности с логистикой, финансовыми расчетами? Если да, что планируете предпринять?

Тимур Мударисов: Очевидно, что большинство производственных компаний в России, как и мы, столкнулись с проблемами в логистике и финансовых расчетах. Назовем некоторые из них: отказ европейских компаний отгружать товары по адресу российских предприятий; отказ судовых линий доставлять товары морским путем и сокращение количества автотранспорта из Европейских стран; ограничение на ввоз кормовых добавок из КНР – Указание ФС-КС-7/9937 от 08.04.21; доставка грузов транзитом из Китая в Европу по железной дороге. Наша закономерная реакция – разработка альтернативных логистическим схем в соответствии с законодательством РФ. Кроме того, мы многие годы состоим в крупнейших отраслевых союзах, и сегодня сообща пытаемся сформулировать антикризисные предложения для Минсельхоза России и Россельхознадзора. Уверены, что активная позиция и взаимодействие бизнеса и власти помогут нам преодолеть период санкционного давления с наименьшими потерями.

FEEDLOT: Насколько подорожает конечная продукция из-за изменения курса валют, роста транспортных издержек?

Тимур Мударисов: В текущей ситуации рыночной нестабильности трудно делать какие-либо прогнозы и приводить конкретные цифры. Мы можем лишь дать качественную характеристику нашей компании и пояснить вашему агентству нашу позицию. Будучи признанным лидером рынка в своем сегменте, мы обладаем мощным высокотехнологичным производством, высококлассной командой специалистов, серьезными складскими запасами сырья и все эти годы стабильно показываем динамику роста. Наши партнеры всегда могли положиться на нас и сейчас могут быть полностью уверены, что мы будем прилагать все усилия по минимизации последствий ценовых и логистических изменений на российском рынке.

Очевидно, что рынок уже изменился и будет продолжать меняться: многие компании отказываются от долгосрочных контрактов, предлагая только краткосрочные договоры и фиксируя цены в евро, переходят на полную предоплату и ставят в приоритет платежеспособных клиентов.

Будучи крупным предприятием с более чем 25-летней историей развития на российском рынке, обладая колоссальным опытом преодоления кризисных периодов в истории нашей страны, мы продолжаем стабильно работать благодаря долгосрочному стратегическому планированию и эффективной системе риск-менеджмента.  

Успех наших партнеров – российских производителей молока, мяса и яиц – это важный фактор и нашего успеха. Мы прекрасно осознаем, как важно сейчас их поддержать, а не гнаться за сиюминутной выгодой, поддаваясь панике и принимая стратегически неверные решения. Мы продолжаем предлагать гибкие, индивидуальные решения для каждого предприятия: уже сейчас наши партнеры ощутили преимущества сотрудничества с крупным надежным производителем.

В заключение хотелось бы сказать, что социальная ответственность – один из ключевых принципов работы нашей компании, мы не допустим необоснованного повышения стоимости нашей продукции, прекрасно понимая, что цена кормов моментально отражается на стоимости социально значимых продуктов питания – молока, мяса и яиц – на столах наших близких, друзей, коллег и всех граждан России.

Екатерина Броун

Материал компании FEEDLOT

Евгений Журавлев: на российском рынке цены на витамины вырастут, как минимум, на 20–30%

Категории Интервью, Новости, Новости РФОпубликовано

Участники рынка сообщают о трудностях с поставками, ряд транспортных компаний отказываются работать с Россией, а таможенные органы – обслуживать отгрузки. Поступает информация, что с начала марта возник дефицит некоторых аминокислот и минеральных веществ.

Евгений Журавлев, генеральный директор «Кормовит», рассказал FEEDLOT, как сложившаяся ситуация отразилась на работе компании.

Как изменилась работа с вашими зарубежными партнерами, и в первую очередь, европейскими?

– Ситуация такова, что партнеры хотят с нами работать, но только некоторые регулирующие органы ЕС отчасти где-то запрещают, а в чем-то создают сложности для выписывания экспортной декларации, необходимой для отправки грузов в Россию. Некоторые порты просто не разрешают отгружать в российский порт, ряд транспортных логистических компаний не хотят работать с Россией. А некоторые работают, и довольно плодотворно. Соответственно, конечно, мы стараемся сотрудничать с теми компаниями, которые работают с российскими. Пока мы чуть ограничены в объемах поступления груза, есть некая неразбериха. Но с каждым днем все больше понимания тех процессов, которые сейчас наблюдаются в Европе, и находятся те компании, благодаря которым мы получаем товары в Россию.

Компания «Кормовит» (Москва) занимается оптовыми продажами витаминов и кормовых добавок и работает напрямую с мировыми брендами: DSM, MIAVIT, JUBILANT, Ecofeed, NutraChem, CHANGLI и другие.

– Вы можете назвать, какие именно компании отказываются работать с нами?

– Это большей частью некоторые компании из США, ни для кого секретом не является позиция датской компании MAERSK – она не возит зарубежные грузы в Россию.

– То есть основные проблемы сейчас связаны с логистикой, оформлением экспортных деклараций?

Да, в частости, сейчас у нас сложности с ЕС, потому что там вышло постановление, не знаю какой орган выпустил его, что 29 группа (код ТН ВЭД) запрещена к экспорту из европейских стран в Россию, а 29 группа это витамины и аминокислоты.

– С точки зрения роста отпускной цены на продукцию, Вы можете дать какой-то прогноз – насколько она вырастет для конечного потребителя?

Конечно, стоимость витаминов в России вырастет. Больше, чем на 20% это точно, даже за 30%, возможно. Это связано с их возможным дефицитом, из-за логистических сложностей со странами ЕС и логистикой в европейских портах. Думаю, месяца через три, когда произойдет переориентация товарных потоков на Юго-Восточные страны, дефицит уменьшится, соответственно, будет снижение цен. Да и западные компании, оставшись без наших заказов, постараются «вернуться» в Россию, что также поспособствует уменьшению расценок.

– Подводя итог, как сейчас строится работа вашей компании?

Мы переориентировались, и наряду с европейскими, пытаемся посмотреть производителей в тех странах, которые лояльны к нам. Например, Сингапур не захотел нам отгружать свою продукцию, но мы обратились в Китай, и он поставляет пока без ограничений. Очень хорошо Финляндия к нам относится, финские партнеры пошли нам навстречу, когда у нас возникли сложности. Бразилия тоже с нами неплохо работает. Так что нельзя сказать, что одним Китаем живем… Бельгия также помогает. В данном случае, мы имеем дело, так сказать, с «грамотными» бизнесменами.

Со сходными проблемами столкнулись и другие участники рынка.

Как сообщила FEEDLOT представитель ООО «Арника», Екатерина Генералова, компания сейчас также испытывает определенные сложности с логистикой. «У нас есть китайские морские перевозчики, некоторые из которых отказываются возить российские грузы. До этого у нас была проблема нехватки контейнеров, трудности с логистикой продолжались всю зиму». 

Нужно готовиться и к неизбежному росту цен на кормовые компоненты, и как следствие, животноводческой продукции.

«Естественно – и это связано с курсом рубля – будет повышаться стоимость продукции, поскольку некоторые сырьевые компоненты закупаются в Китае и Индии. Соответственно, при поднявшемся валютном курсе повысится и себестоимость продукции».

«Возрастет цена на все ингредиенты, на витамины и на аминокислоты, на мясе (конечном продукте) это может сказаться от 30 до 70%. Также зависит, будут ли расти цены в Китае, что вполне возможно, в связи с увеличением их затрат на газ, нефть, электричество, химическое сырье. Стоимость самих ингредиентов может увеличиться и в 2–3 раза. Мы не беремся предсказать потолок увеличения», – объясняет Екатерина Генералова.

Группа компаний «Арника» (Приморский край) – крупнейший импортер и поставщик кормовых добавок, производитель кормовых компонентов.

По ее словам, на данный момент ООО «Арника» планирует максимально обеспечить российский рынок производимой заводом «Кормбиосинтез» группой кормовых витаминов, а также, по возможности, сдерживать рост цен. «Наша продукция реализуется на всей территории России. Сотрудничаем с ведущими производителями кормов и мясной продукции».

Другие участники рынка говорят не только о подорожании, но и о дефиците важнейших кормовых компонентов – по их данным, его признаки наблюдаются уже с начала марта. При этом стоимость витаминов, аминокислот и минеральных веществ выросла на 40–60%, – отмечает источник в одной из компаний. Например, треонин вырос в цене в 2 раза, есть проблемы с доступностью холин хлорида, фолиевой кислоты и других ключевых ингредиентов.

Екатерина Броун

Материал компании FEEDLOT

Соевый шрот: за год стоимость выросла почти на 40%

Категории Интервью, Новости, Новости РФОпубликовано

За год цены на соевый шрот на мировом рынке увеличились более чем на 30% и продолжают расти. Причем дорожает и отечественная продукция, и импорт: по данным на вторую половину февраля 2022 года, фьючерсы на поставку в марте на Чикагской товарной бирже достигли отметки 450 долл. за тонну. В декабре прошлого года это значение не превышало 350 долл. за тонну.

Незаменимый белковый компонент

Соевый шрот – один из наиболее ценных источников белка в кормопроизводстве (около 50% протеина на абсолютное сухое вещество; лизина содержится больше, чем в других видах шротов). Получают шрот в результате отжима и экстракции масла из соевых бобов. С его помощью можно эффективно восполнить недостаток белка в рационе сельскохозяйственных животных и птицы или сбалансировать белковые компоненты кормов по аминокислотному составу.

Очередной скачок цен

В условиях динамичного развития животноводства – прежде всего, птицеводства и свиноводства – потребление соевого шрота растет с каждым годом. Повышается его стоимость, в том числе, и из-за увеличения производства комбикормов.

Так, по данным торговых площадок, средняя стоимость 1 тонны соевого шрота в европейской части России в начале февраля 2022 года составляла 51–53 тыс. руб., и она продолжает расти – так же, как и на мировом рынке.

Еще недавно, в июне 2021 года, соевый шрот торговался на уровне 42–43 тыс. руб. за тонну. По сравнению с ценами, зафиксированными в июне 2020 года, его стоимость увеличилась на 35%; за два года рост составил 75%.

Удорожание продуктов переработки сои может привести к росту себестоимости продукции животноводства. И в первую очередь, в затруднительном положении окажутся свиноводческие и птицеводческие предприятия – поскольку они являются основными потребителями соевого шрота в отрасли.

По просьбе FEEDLOT ситуацию прокомментировали в пресс-службе Группы «Черкизово»:

На долю рациона кормления приходится более 60% всех затрат в себестоимости мяса, а соевый шрот в настоящее время является основой этого рациона (его доля составляет около 30% в денежном выражении). С января 2021 года по январь 2022 года стоимость соевого шрота увеличилась в рублях более чем на 30%, и рост продолжается. Такое увеличение непосредственно отражается на себестоимости продукции животноводства.

Так же считает и директор по закупкам Группы «ПРОДО» Илья Реуцкий:

Безусловно, соевый шрот – это важнейшая составляющая кормов для всех отраслей животноводства. А в птицеводстве он является ключевым продуктом. В структуре кормов для птицы соевый шрот занимает долю в 20%, при этом в себестоимости комбикормов она выше, порядка 40%–50%. Так что рост цен на соевый шрот неизбежно влечет за собой удорожание себестоимости производимого мяса.

Представители многих предприятий обеспокоены. Как заявил в беседе с FEEDLOT главный экономист птицеводческого комплекса, «60–70% себестоимости производства – это корма. И ведь кроме соевого шрота, дорожает все остальное (добавки, витамины), причем в геометрической прогрессии».

Российский рынок соевого шрота

По оценке FEEDLOT, в России ежегодно производят порядка 3 млн тонн соевого шрота.

По типу можно выделить две группы предприятий: крупные комплексы, на которых производят соевый шрот и соевое масло, и небольшие заводы, где происходит упрощенная переработка соевых бобов, с получением соевого жмыха. Еще одно направление – выработка полножирной экструдированной сои, которая является более простым в производстве продуктом, и в то же время удобным заменителем шрота в рационах.

Как считают эксперты, в России можно выделить два внутренних рынка сои – Западный и Восточный. Участники Западного занимаются переработкой соевых бобов, выращенных в Центральном и Южном федеральных округах, а также закупленных за рубежом. Продукция используется местными предприятиями и экспортируется в европейские страны.

Представители Восточного рынка работают преимущественно с местным, дальневосточным, сырьем. Их продукция идет на экспорт в Китай или приобретается на региональном рынке (в Европейскую часть России она не поступает).

Текущее положение на российском рынке сои проанализировал директор по закупкам Группы «ПРОДО» Илья Реуцкий:

– В России площади под соей сейчас увеличиваются каждый год. За 10 лет посевы выросли в 2,5 раза – с 1,2 млн до 3 млн га. При этом площади посева на Дальнем Востоке, на который традиционно приходилась большая доля производства этой культуры, снижаются, а рост идет за счет Центральной части России. В 2001 году посевы сои в Центральном федеральном округе занимали лишь 100 тыс. га, тогда как к 2021 году их площадь впервые превысила площадь посевов в Дальневосточном федеральном округе и составила 1,3 млн га.

Объем производства соевых бобов вырос с 2012 года почти в 3 раза. В 2021 году урожай составил 4,8 млн тонн. Также увеличилась и доля экспорта сои. В 2012–2014 году на экспорт отправлялось всего 4% общего объема производства, в 2014–2017 году – уже 14%. С 2017 года по настоящий момент доля экспорта составляет в среднем 26%. Импорт сои, начиная с 2013 года, держится на одном уровне – около 2 млн тонн. Таким образом, с учетом импорта и внутреннего сырья, в России перерабатывается в последние годы 4,6 млн тонн соевых бобов в год. В 2021 году этот показатель составил 5 млн тонн.

Потребление соевого шрота в России с 2012 года выросло на 58%. В сезоне 2021/2022 года оно оценивается в 3,6 млн тонн. Получают этот продукт несколькими путями – переработка внутреннего сырья, переработка импортного сырья, импорт готового соевого шрота.

На российский рынок соевого шрота в 2016 году повлияло введение регистрации импортного ГМО шрота и сои. С 2012 по 2016 год производство из внутреннего сырья составляло в среднем 35%, переработка из импортного сырья – 45%, импорт готового соевого шрота занимал 20%. После вступления этих правил регистрации стали увеличиваться посевные площади под соей, в основном, в Центральной России, повысилось валовое производство бобов.

Доля производства шрота из внутреннего сырья выросла до 50%, доля шрота из импортного сырья практически не изменилась (45%), а доля импортируемого готового шрота снизилась – и в сезоне 2016/2017 года составила 2%. В апреле 2020 года Правительство приняло постановление, упрощающее ввоз ГМО шрота и сои без регистрации, поэтому доля импортного готового шрота стала расти.

Источник: ЕМИСС

На рынке продуктов переработки сои действуют несколько крупных компаний, лидирующие позиции занимают ГК «Содружество» и ГК «ЭФКО». Другие ведущие предприятия – МЭЗ «Давыдовские просторы», «Иркутский МЖК», группа «РусАгро», МЭЗ «Амурский», МЭЗ «Соя АНК».

В Белгородской области работает большой производственный комплекс по переработке масличных культур, который включает цех по переработке сои (до 300 тонн в сутки). Завод принадлежит ГК «ЭФКО» – одного из крупнейших производителей компонентов кормов для сельскохозяйственных животных.

Специально для FEEDLOT о работе компании рассказал директор маслосырьевого дивизиона «ЭФКО» Михаил Хохлов:

Мощность Алексеевского соевого комбината «ЭФКО» составляет 2,2 тыс. тонн в сутки, или 743 тыс. тонн в год. Мы производим соевый шрот с протеином 51–52% на абсолютное сухое вещество, а также высокопротеиновый – более 52%.

В качестве сырья используем только отечественную не ГМО сою. Соответственно, повышение цен на шрот в последние месяцы – результат роста цен на сою на внутреннем рынке.

Как мы это можем объяснить? Вероятно, глядя на мировые цены на соевые бобы – а они растут, российские фермеры также рассчитывают на повышение стоимости своей продукции и немного сдерживают продажи урожая 2021 года. В результате мы наблюдаем увеличение отпускных цен сои, а вслед за ним – пропорциональный рост себестоимости продуктов ее переработки.

Как сообщил FEEDLOT специалист по кормам, «Завод по производству полножирной сои в Белгородской области позволяет частично обеспечивать собственные нужды, но этого, конечно, недостаточно. И хотя Минсельхоз разрешает ввоз ГМО сои, мы ориентируемся на сою, выращенную без ГМО технологий».

Источник: ФТС

По оценкам аналитического агентства FEEDLOT, в 2021 году экспорт соевого шрота достиг 609 тыс. тонн. Российский соевый шрот пользуется спросом за рубежом, покупателями выступают преимущественно страны Евросоюза. Именно европейский рынок – источник так называемой премии за соевый шрот, произведенный из бобов, выращенных без применения технологий ГМО. В то же время основной объем потребности в данном продукте в Европе удовлетворяется поставщиками из Южной Америки, и эти поставки включают ГМО-соевый шрот.

Источник: ФТС

В последние 2 года наблюдается рост импорта соевого шрота в Россию. По предварительным оценкам, в 2021 году было закуплено 428 тыс. тонн, годом ранее – 341,6 тыс. тонн. Ведущим поставщиком является Аргентина.

Есть ли альтернатива?

Рост цен на соевый шрот привел к удорожанию кормов, негативно повлиял на себестоимость продуктов животноводства. Есть ли возможность снизить издержки, если заменить соевый шрот другим, более дешевым, белковым компонентом?

На этот вопрос FEEDLOT ответили в пресс-службе Группы «Черкизово»:

Альтернативы для полного замещения соевого шрота в кормах сегодня нет. Частично соевый шрот может быть заменен соей полножирной, подсолнечным шротом и жмыхом, мясокостной мукой.

Представитель одного из птицеводческих хозяйств пояснил, в чем сложность:

– Если мы попробуем заменить соевый шрот другим источником белка, то не факт, что в итоге получится дешевле. Если он содержит меньшее количество белка, то нам придется взять, условно, не 1, а 2 килограмма, чтобы получить соответствующее количество протеина.

С предыдущими комментаторами соглашается и директор по закупкам Группы «ПРОДО» Илья Реуцкий:

– Целиком заменить соевый шрот практически невозможно, в том числе и по сбалансированности стоимости белковой альтернативы, как животной, так и растительной. Сам по себе соевый шрот идеально сбалансирован с точки зрения аминокислотного состава и обменной энергии. Как следствие, при изменении цен на этот продукт растут цены и на другие альтернативные кормовые компоненты.

Инвестиции в переработку сои

В России активно развивается отрасль по переработке и выращиванию собственной кормовой базы. В перспективе это позволит полностью обеспечивать потребности отечественных животноводов, перейти от импорта к экспорту высокобелковых кормов.

Тем более, что российская соя – чуть ли не единственная в мире, которая не содержит ГМО, и в этом ее главное преимущество, с учетом общемирового тренда на эко-продукцию.

В сентябре 2021 года АПХ «Мираторг» запустил маслоэкстракционный завод в Орловской области, запланированная мощность переработки – 420 тыс. тонн в год. На предприятии будут перерабатывать сою, рапс и подсолнечник, полученный кормовой шрот позволит обеспечить нужды животноводческих комплексов компании.

В 2022 году в Курской области запланирован запуск нового маслоэкстракционного завода, входящего в ГК «Содружество» – ООО «Курскагротерминал». Годовая мощность переработки – 1 млн тонн, из них 700 тыс. тонн соевых бобов; производство соевого шрота составит 300 тыс. тонн.

Площадку по переработке мощностью около 1 млн тонн сои в год планировал достроить холдинг «Эксойл групп».

Есть данные, что Группа «Черкизово» запустит в 2022 году в Липецкой области маслоэкстракционный завод по переработке сои: планируется выпускать шрот, масло и соевый лецитин; часть продукции пойдет на экспорт. По предварительной оценке, мощность завода составит 350 тыс. тонн соевого шрота в год.

Екатерина Броун

Материал компании FEEDLOT