Итоги недели: на российском рынке растут цены на кормовые добавки

Категории НовостиОпубликовано

На текущей неделе на европейском и китайском рынке цены на кормовые добавки вели себя разнонаправленно. На российском рынке импортные кормовые аминокислоты и витамины дорожают – и ситуация вряд ли стабилизируется в ближайшее время.

На текущей неделе в Европе стоимость аминокислот и витаминов изменилась незначительно, при этом единая ценовая динамика не прослеживалась.

Как свидетельствуют данные последнего отчета FEEDLOT, цена валина на европейском рынке за неделю снизилась на 6,7% и составила 6,6 евро/кг. Витамин К3 подешевел на 6,7% до отметки 28 евро/кг. А вот на витамин В4 (холин хлорид) цены за неделю увеличились (на 6,9%) и зафиксировались на уровне 1,55 евро/кг. Растет в цене и витамин В5 (D-Calpan):за неделю его стоимость на рынке ЕС увеличилась на 2,7% соответственно и составила 47,3 евро/кг.

В Китае наметился спад ценовых предложений на ряд позиций, что, по всей видимости, обусловлено достаточным предложением со стороны производителей.

Исключение составляет валин – за неделю цены на неговыросли почти на 3%, достигнув 3,4 евро/кг. Фиксируется спад цен на витамин К3: на данный момент его цена снизилась на 11% за неделю и составила около 25 евро/кг. Витамин B1 сейчас предлагается по 21 евро/кг. Цены на витамин B3 упали на 3,9% до 6,6 евро/кг, на витамин В9(фолиевую кислоту) – на 3,9% до 40 евро/кг. Витамин В12 на китайском рынке стоит, в среднем, 17,9 евро/кг, что почти на 2,8% ниже показателя прошлой недели.

Российский рынок находится под воздействием внешнеполитических факторов, его участники сообщают о росте цен, встречаются данные о дефиците некоторых витаминов и минеральных веществ.

Метионин в России сейчас торгуется по 4,6 евро/кг, треонин предлагают по 4,3 евро/кг. Выросли цены наL-лизин моногидрохлорид – до 5 евро/кг. Стоимость L-лизин сульфата на отечественном рынке составляет порядка 4 евро/кг, что выше показателя прошлой недели на 11,9%. Среднерыночная цена витамина В4 в России зафиксирована на уровне 3,7 евро/кг.

Предпринимаются шаги для стабилизации ситуации. Так, 15 марта Россельхознадзор провел совещание с производителями кормов и кормовых добавок для сельскохозяйственных животных. Теперь ведомство будет в приоритетном порядке оформлять документы на ввоз импортных ингредиентов и кормовых добавок. Из-за логистических трудностей ввоз подконтрольных товаров станут осуществлять по копиям сопроводительных документов, с 16 странами-экспортерами уже перешли на электронный документооборот. Россельхознадзор готов оперативно и в индивидуальном порядке рассматривать все предложения компаний о временных послаблениях в части оформления регистрационных досье, а также самой процедуры регистрации.

Россельхознадзор возобновляет импорт в Россию кормовой продукции, в том числе холин хлорида, с одного китайского предприятия

Категории НовостиОпубликовано

Учитывая гарантии, представленные Главным таможенным управлением Китайской Народной Республики, Россельхознадзор возобновляет поставки продукции, в том числе холин хлорида, с китайского предприятия «Laoning Biochem Co., Ltd.». Поставки указанной продукции возможны с 15 марта 2022 года.

В Санкт-Петербурге Управление Россельхознадзора выявило нарушение при ввозе китайской кормовой добавки для скота и птицы

Категории НовостиОпубликовано

В первом контейнерном терминале Большого порта Санкт-Петербурга должностным лицом Северо-Западного межрегионального управления Россельхознадзора был проведён ветеринарный контроль 17 тонн кормовой добавки «Холин Хлорид 50% с кремнием». Продукция, предназначенная для домашней птицы и скота, импортировалась из Китая в адрес петербургского филиала одной из московских компаний.

В ходе проведения физического контроля государственный инспектор ведомства установил, что дата производства, указанная на маркировочных этикетках с товаром, не соответствует данным, заявленным в документе, подтверждающем качество и безопасность кормовых добавок.

В соответствии с выявленным нарушением Управлением Россельхознадзора составлен протокол об административном правонарушении и принято решение о приостановке движения груза. Также произведён отбор проб на показатели качества и безопасности продукции.

На российском рынке рекордно выросла цена на витамин Д3

Категории НовостиОпубликовано

После продолжительного периода роста, цена на метионин на китайском рынке на текущей неделе находится в отрицательной динамике. С 3,07 евро/кг она опустилась до 2,95 евро/кг. Схожая тенденция наблюдается и на европейском рынке. А в России цена на метионин пока продолжает расти.

Цена на треонин также показала отрицательную динамику, причем на всех рынках.

На рынке лизина HCL ценовая ситуация пока стабильна. Тем не менее, за месяц цена на него в России выросла почти на 40%. В Китае и ЕС также произошел существенный рост цен на эту аминокислоту.

На российском и европейском рынках продолжает снижаться цена на триптофан. На сегодняшний день стоимость триптофана в России составляет 10,0 евро/кг, в ЕС – 8,71 евро/кг.

Цена на валин в России пока заметно ниже, чем в ЕС и Китае, но продолжает расти. По сравнению с прошлым месяцем валин в России подорожал на 24,5% и к началу ноября стоил 3,50 евро/кг.

Рекордный рост цен на витамин Д3 наблюдается на российском рынке на этой неделе. Цена на него выросла на 43,7% достигнув почти 30 евро/кг.

На европейском рынке ускорился рост цены на витамин B6. За неделю он подорожал на 32,0%, что связано с повышением цен на витамины и каротиноиды, объявленное BASF на прошлой неделе.

На китайском рынке наблюдается беспрецедентный рост цен на кормовые добавки

Категории НовостиОпубликовано

По данным отчета FEEDLOT, на этой неделе в Китае продолжили активно расти цены на аминокислоты. Так, цена на метионин выросла на 7,3%, на треонин – на 11,1%, на лизин HCL – на 16,1%, на триптофан – на 9,2%. Валин подорожал на 10,8%, а бетаин – на 14,6%.

Такая ситуация обусловлена ростом цен на кукурузу как на основное сырье в производстве аминокислот в Китае (кроме метионина с химическим синтезом). Кроме того, следует учитывать такие факторы, как подорожание международных перевозок, сокращение производства аминокислот китайскими предприятиями и рост спроса на аминокислоты со стороны животноводческого сектора.

Производители аминокислот за пределами Китая последовали превалирующему тренду и также подняли свои цены. Таким образом, рынок на сегодня нашел баланс на достаточно высоких ценах и такая тенденция продолжится.

Что касается витаминов, то цены на них также, в основном, растут. На текущей неделе на российском рынке подорожал витамин Е50, цена на который выросла на 24,0% и достигла 13,7 евро за кг. Еще сильнее взлетела цена на витамин K3, который как в Китае, так и в РФ подорожал почти на 30%. Столь же резкий ценовой скачок наблюдается и в отношении витамина B9. Единственным исключением стал витамин D3, стоимость которого снизилась как в Китае, так и в ЕС.

Более подробная информация по витаминам (E50, D3, A1000, K3, B1, B2, B3, B4, B5, B6, B9, B12, биотину) и аминокислотам (бетаину, валину, триптофану, лизину HCL, треонину, метионину) доступна подписчикам ресурса FEEDLOT.

Российских производителей снова ждет резкий рост цен на корма

Категории НовостиОпубликовано

После периода ослабления рыночной активности в июле и августе на международных рынках кормовых добавок снова наблюдается рост. Вероятность резкого подъема цен на большинство кормовых аминокислот за последние четыре недели заметно выросла, поскольку ключевые производители внезапно сократили производство. Это произошло из-за политики контроля за потреблением электроэнергии в Северном Китае и ужесточения экологических требований, что приведет к падению рыночного предложения. Российским производителям животноводческой продукции тоже следует быть готовыми к значительному росту цен на кормовые добавки, поскольку собственный выпуск многих аминокислот и витаминов в России отсутствует в связи с чем наше сельское хозяйство во многом зависит от импортных поставок. Уже к концу 2021 года цены на кормовые добавки в России могут подняться до уровня начала этого года и даже выше.

По данным отчета FEEDLOT в январе-июле 2021 года в Россию было ввезено 18,0 тыс. тонн метионина, что на 29% ниже, чем в аналогичном периоде 2020 года. Импорт из Малайзии снизился на 78% до 404 тонн, из Франции -на 21% до 1,3 тыс. тонн, а из Бельгии – на 34% до 11,8 тыс. тонн. Поставки метионина в Россию выросли из Японии на 26% и составили 3,7 тыс. тонн и из Китая – на 36% до 741 тонн.  На долю Бельгии приходится 66% импорта метионина в Россию, 21% ввозится из Японии.

В июле 2021 года поставки метионина в Россию выросли на 48% по отношению к июню 2021 года, а контрактная цена снизилась на 3,5% до 2,5 евро/кг.

Треонина в Россию в январе-июле 2021 года ввезли на 32% меньше, чем в аналогичный период прошлого года. При этом контрактная цена за год выросла на 61%. Треонин в Россию ввозится только из Китая.

В июле 2021 года импорт треонина снизился в 10 раз по отношению к июню 2021 года и составил всего 300 тонн.

Лизин моногидрохлорид в Россию ввозится из двух стран: 90% из Китая и 10% из Бразилии.  За год объем импорта снизился на 23% до 26,7 тыс. тонн, а контрактная цена выросла на 1,8% до 1,15 евро/кг.

В июле 2021 года импорт лизина HCL снизился на 50% по отношению к июню 2020 года.

Объем импорта триптофана в Россию в январе-июле 2021 года вырос на 10% в годовом исчислении и составил 1,5 тыс. тонн. Контрактная цена на него за год выросла на 31%. Значительно выросли поставки из Франции – на 242% и составили 152 тонны, а из Индонезии -снизились на 8,5% до 627 тонн. Также вырос импорт из Китая – на 4,1% до 633 тонн. Индонезия и Китай являются ведущими поставщиками триптофана в Россию. Контрактная цена триптофана в январе-июле 2021 года на 7,4% выше, чем в январе-июле 2020 года и составляет 7,4 евро/кг.

В июле 2021 года в Россию ввезли на 36% ниже триптофана, чем в июне 2021 года, контрактная цена на него тоже снизилась – на 4,7% за месяц.

Объем импорта витамина А 1000 в Россию за семь месяцев 2021 года составил 216 тонн, что на 60% больше, чем аналогичном периоде прошлого года. Витамин А1000 в Россию ввозится из Франции (33%), Швейцарии (28%), Китая (26%), и Германии (13%). Значительно выросли поставки данного витамина из Китая (+557%) и Швейцарии (+106%), но снизились из Германии (-30%). В июле 2021 года из Франции завези в 2,5 раза больше витамина А, чем в июле, а из Швейцарии поставки за месяц снизились в 2 раза. Контрактная цена за год снизилась на 4,5% (средняя цена в январе-июле 2021 года к средней цене в январе-июле 2020 г.), но за месяц выросла на 1,2%.

Объем импорта витамина В2 в Россию в рассматриваемом периоде составил 140 тонн, что на 2% меньше по отношению к объемам импорта семи месяцев 2020 года. А контрактная цена на него стала ниже на 17%.

41% витамина В2 завозится в Россию из Кореи, 31% — поставляется из Китая, 28% — из Германии.

Импорт витамина Д3 в Россию в январе-июле 2021 года составил 143 тонны, что на 52% больше, чем в январе-июле 2020 года. Из Китая ввезли 112 тонн или 79% от общего объема импорта, что на 46% выше, чем в аналогичный период прошлого года. Еще 17% или 24 тонны ввезли из Франции и 4% или 6 тонн – из Германии. Средняя контрактная цена в январе-июле 2021 года составила 15,4 евро/кг, снизившись за год на 22%.

В январе-июле 2021 года в Россию было ввезено 2,6 тыс. тонн витамина Е – на 13% выше, чем в аналогичном периоде прошлого года. Средняя цена контракта за год стала выше на 10%.

За месяц (июль к июню) объем импорта вырос на 19% и составил 419 тонн, а средняя цена в Китае составила 7,5 евро/кг.

Ведущим поставщиком данного витамина в Россию является Китай (57%), импорт из которого вырос за год на 54%.

Следует отметить, что с начала 2021 года импортные кормовые добавки подорожали в России почти в два раза. Это объясняется ростом цен на кукурузу на мировом рынке, значительным удорожанием стоимости фрахта, коронавирусными ограничениями, вызвавшими сбои в работе некоторых предприятий в Китае, а также динамикой курса валют.

Более подробная информация о ситуации на российском и моровом рынках кормовых аминокислот и витаминов изложена в отчете FEEDLOT, который можно получить по платной подписке к ресурсу feedlot.ru

В России «просели» цены на кормовые добавки

Категории НовостиОпубликовано

По данным еженедельного отчета агентства Feedlot, средняя цена на метионин в России к концу августа составила 3,07 евро/кг. За месяц метионин в нашей стране подешевел на 5,5%. На европейском и китайском рынках цена на него стабильно держится на отметках 2,50 евро/кг и 2,30 евро/кг соответственно.

Что касается треонина, то по состоянию на 27 августа его стоимость в России составила 1,92 евро/кг. За неделю цена на него опустилась на 15%.

Немного «просели» и цены на лизин-хлорид и триптофан на российском рынке. Так, цена на лизин в России составила 2,07 евро/кг, а цена на триптофан – 9,93 евро/кг.

Цена на витамин А тоже пока опустилась только в России, тем не менее она все еще заметно выше цен в ЕС и Китае.

А вот цены на витамин B2 в России и ЕС почти сравнялись и в среднем составляют 14 евро/кг.

Ситуация с D3 500 пока стабильна, но российская цена на него значительно выше европейской и китайской.

Стоимость витамина Е на российском рынке показывает отрицательную динамику, тем не менее с начала года она выросла на 19%.

Секретный ингредиент: как лизин сделает Россию агропромышленным лидером

Категории НовостиОпубликовано

Секретный ингредиент: как лизин сделает Россию агропромышленным лидером

Как стратегический продукт лизин-хлорид поможет повысить конкурентное преимущество России на мировом рынке

Об авторе: Александр Чулок, директор центра научно-технологического развития ИСИЭЗ НИУ ВШЭ.

Лизин — это аминокислота, у которой есть две формы: лизин-хлорид и лизин-сульфат. Лизин-хлорид является важнейшим элементом питания. Это более выгодная кормовая добавка для производства премиксов и комбикормов для сельскохозяйственных животных, в том числе птиц и рыб. Ее использование позволяет увеличить привес животных и птицы на 10-30%, повысить надои молока на 12%, увеличить яйценоскость кур на 10%.

В целом лизин-хлорид все больше используют в пищевой продукции. Без него невозможно содержать в закрытых помещениях животных, выращиваемых без свободного выпаса. Рост потребления лизина составляет 15% в год, и по данным маркетинговых исследований Deloitte, к 2025 году в России будет потребляться 282 тыс. т этой добавки. Но так как страна лизин не производит, его приходится импортировать. Однако 100-процентная зависимость от лизин-хлорида в такой отрасли, как АПК, несет потенциальную опасность. В случае наложения санкций и прекращения поставок лизина из-за рубежа под угрозу попадает вся мясная отрасль России.

В России все чаще встает вопрос о «точках роста»: их ищут в креативных индустриях, «зеленеющих» традиционных секторах экономики, исследовательских прорывах, региональных и городских кластерах. Серьезным претендентом на эту роль может стать агропромышленный комплекс, исторически совмещающий социальную роль и позицию значимого сектора экономики. Теперь к этим двум функциям может добавиться и третья — роль технологического драйвера.

Всплеск интереса к «зеленой» теме, стремительно перешедший от лозунгов к регламентам и стандартам (сначала рекомендательных, затем — ограничительных), имеет под собой не только эмоционально-этическую и политическую подоплеку.

По самым скромным оценкам, объем биоэкономики составит $8 трлн к 2025 году, и очевидно, что рост на этом не остановится — рынок биотехнологий окажет влияние на многие сферы экономики, науки и общества.

В недавно вышедшей книге Bio#Futures издательства Springer говорится о грядущем «биоцунами», которое станет основой следующей, седьмой волны Кондратьевского цикла на ближайшие десятилетия, простираясь от энергетики и пищевой отрасли до образования и менеджмента.

Циклы названы в честь советского экономиста Николая Кондратьева, описавшего теорию периодов сменяющихся подъемов и спадов мировой экономики продолжительностью около 50 лет (плюс/минус десять лет).

АПК, трансформирующийся на глазах под воздействием новых технологий (от интернета вещей до предиктивной аналитики на базе интеллектуального анализа больших данных), может стать «входным билетом» в мировые цепочки создания добавленной стоимости. Но на этом пути мы попадаем в излюбленную ловушку: сырье или переработка? Пока обстановка на рынке благоприятная и экспорт биржевых товаров приносит хорошие прибыли, впрочем, как было и с нефтью. Но давление ESG-трендов, углеродных налогов и неуглеродной экономики как минимум создают возможности для выхода на новые, высокомаржинальные рынки. Одним из таких рынков может стать глубокая переработка зерна (ГПЗ). Ее перспективы обсудили на форсайт-сессии «Глубокая переработка 2.0: дорожная карта первоочередных действий», организованной Центром научно-технологического прогнозирования ИСИЭЗ НИУ ВШЭ в марте 2021 года.

Суть вопроса
Заведующая отделом экономики инноваций в сельском хозяйстве Института аграрных исследований НИУ ВШЭ Надежда Орлова выделяет «три ступени роста и формирования добавленной стоимости продуктов глубокой переработки».

На первой ступени рынок представлен большим числом модернизированных предприятий: он близок к насыщению и демонстрирует рост не более 2% в год.
На второй интерес к российскому рынку проявляют уже не только локальные инвесторы, но и крупные международные компании. Наиболее приоритетной продукцией второй ступени являются глюкозно-фруктозные сиропы, подсластители и кормовые добавки.
На третьей ступени с высокой добавленной стоимостью расположены продукты высокотехнологичной цепочки производства, требующей стратегического планирования и реализации конечного продукта на каждом этапе переработки.
Ориентируясь на европейский опыт, наиболее перспективными направлениями, по мнению Орловой, являются биопластик, аминокислоты (включая лизин) и витамины.

По прогнозам компании QYResearch, к 2025 году средняя цена за тонну лизина на международном рынке будет составлять $1 114. Средний ежегодный прирост цен в 2019-2025 гг. возможен в размере 2%.

«2020 год стал ключевым для отрасли», — считает президент Ассоциации предприятий глубокой переработки зерна Олег Радин. Благоприятным фактором стало продление срока по инвестиционным кредитам для крупных проектов с 8 до 12 лет. А ключевым для отрасли в целом является развитие крупных инновационных проектов с преимущественно экспортной ориентацией. «Судя по опыту Китая, именно техническая обеспеченность и развитость отрасли ГПЗ позволили их предприятиям импортировать исходное сырье из других стран Юго-Восточной Азии, производя на своей территории высокомаржинальный продукт. При сохранении темпов роста и развития, уровня господдержки, а также увеличении объема инвестиций существует большая вероятность того, что Россия выйдет на экспорт с хорошими перспективами», — считает Радин.

Президент Национальной биотопливной ассоциации Алексей Аблаев сообщил, что «цены на продукты глубокой переработки существенно выросли, инвестиции стали интересными». В данной ситуации, продолжил он, «участие государства позволило бы сглаживать риски, способствуя системному и стратегическому развитию отрасли».

Ранее глава Российского зернового союза Аркадий Злочевский говорил, что нашей стране потребуются инвестиции в ГПЗ в размере $1 млрд, и тогда она сможет войти в число лидеров в этом бизнесе.

Убеждать в необходимости глубокой переработки уже не нужно. По данным статистических исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ, сельское хозяйство — лидер по потенциальной динамике инновационного роста с объемом инновационных товаров, работ и услуг более чем в ₽33,8 млрд.

Что мешает нам перейти от отдельных позитивных кейсов к полноценному развитию на базе технологий новой промышленной революции? К тому же на данный момент Россия еще не критически отстает в этой отрасли от Южной Кореи и США, поэтому еще есть время вовремя войти в рынок.

Цена вопроса
В начале года российские производители мяса и птицы обратились к ретейлерам с просьбой поднять закупочные цены. Одной из причин обращения стало, по их словам, то, что в последнее время резко выросла стоимость комбикормов, особенно импортируемых ингредиентов. Как утверждает исполнительный директор завода «Саратовские биотехнологии» Евгений Сергеев, за минувший год (с февраля 2020-го по февраль 2021-го) на конечную стоимость комбикормов, используемых в животноводстве, оказали существенное влияние продукты, которые не производятся в России (или выпускаются в недостаточном объеме).

«Все сырье, которое производится в России, подорожало на 40-50%, пшеница — на 10%, а лизин монохлоргидрат вырос сразу на 120%, L-треонин — почти на 90%», — отмечает Сергеев. При этом именно лизин-хлорид на данный момент не производится в России.

Он отмечает, что внутри страны нет способов повлиять на этот рост цен. Единственный вариант — запускать собственные производства. «Это важно как для сохранения продовольственной безопасности страны, так и независимости от санкций и закрытия границ, которые мы наблюдаем последнее время», — говорит Сергеев.

При этом аминокислоты и витамины получаются из глубокой переработки зерна и используются в широком списке продуктов, включая пищевую промышленность и фармацевтику. На Россию, по оценкам Bloomberg, в 2020 году приходилось до 20% мировой торговли зерна, а в 2021 году объем урожая оценивается на уровне 131 млн т. То есть сырье для производства необходимых комбикормов в России есть.

На данный момент в России не производятся следующее:

Аминокислоты: лизин моногидрохлорид, треонин, триптофан, валин.
Витамины: В2, В12, С, аскорбиновая кислота.
Кислоты: лимонная, молочная и другие.
Приоритеты есть, заводов нет
Об этих проблемах эксперты рассуждают давно, причем на разных уровнях. Еще в 2017 году президент России Владимир Путин на встрече с аграриями говорил о том, что в стране нужно возрождать отрасль глубокой переработки, извлекать пользу из сельского хозяйства за счет не только экспорта продукции, но и получения из нее экологичных продуктов с добавленной стоимостью. В мае 2020 года он снова заявил о важности создания рынка ГПЗ.

Еще в Стратегии научно-технологического развития России, принятой в конце 2016 года, в качестве приоритетов были выделены «переход к высокопродуктивному и экологически чистому агро- и аквахозяйству» и «эффективная переработка сельскохозяйственной продукции». А утвержденный минсельхозом в 2017 году Прогноз научно-технологического развития агропромышленного комплекса до 2030 года очертил для России два сценария:

«локальный рост», не позволяющий стране войти в когорту мировых лидеров;
«глобальный прорыв», предполагающий инвестиции в технологии Индустрии 4.0 и диверсификацию.
Наконец, в Стратегии развития АПК и рыбохозяйственного комплекса до 2030 года, утвержденной в апреле 2020 года премьер-министром Михаилом Мишустиным, среди ключевых целей было обозначено «увеличение доли продукции с высокой добавленной стоимостью». Особое внимание модернизации АПК будет уделено и в фронтальной стратегии до 2030 года, которая сейчас активно обсуждается в экспертных сообществах.

Объем инвестиций в АПК в 2020 году составил более ₽750 млрд, что почти на ₽27 млрд больше 2019 года — данные Минсельхоза.

Но при всех правильных и амбициозных установках в национальных документах полноценной биотехнологической отрасли в России так и не существует. Однако есть как минимум один успешный пример, когда частные инвестиции готовы проложить путь в глобальный тренд.

Вне конкуренции
Есть несколько существенных критериев для выбора проектов ГПЗ:

наличие сырьевой базы;
наличие производств именно там, где продукцию смогут купить (это важно ввиду огромной территории России и трудностей логистики);
достаточная удаленность от экспортных рынков, иначе не будет стабильных цен на покупку сырья;
отсутствие прямых конкурентов в регионе.
По мнению экспертов, все эти бизнесы работают только в случае, если продаются абсолютно все продукты в цепочке глубокой переработки, иначе проекты становятся экономически нерентабельными.

Одним из примеров региона, который подходит для строительства заводов по ГПЗ, является Саратовская область (входит в топ-10 по производству зерна, 80% сырья идет на экспорт). На территории области с 2019 года строится высокотехнологичный комбинат ООО «Саратовские биотехнологии», который будет производить новые для страны продукты переработки: лизин-хлорид, биоэтанол, кормовые добавки, витамины и т.п.

Предприятие расположится на территории площадью 50 га. Общий объем инвестиций составит ₽20 млрд. На данный момент аналогов такому предприятию в России нет.

До 2022 года планируется создать кластер по глубокой переработке пшеницы мощностью 250 тыс. т в год. Основной продукцией «Саратовских биотехнологий» будет лизин-хлорид в объеме 65 тыс. т.

По словам начальника управления развития пищевой и перерабатывающей промышленности минсельхоза Саратовской области Дмитрия Гуляева, этот проект является одним из приоритетных в регионе. «И я говорю не только про производство аминокислот и витаминов. Например, биоэтанол — тоже продукт глубокой переработки, который кажется низкорентабельным, но на самом деле может стать драйвером для строительства новой ниши. Все-таки запасы нефти истощаются, а биоэтанол — восполняемый ресурс. И за ним будущее. А так как в России сейчас такого производства нет, хотя потребность в биоэтаноле существует, то строительство комбината позволит не только насытить внутренний рынок, но в перспективе выйти и на международные», — отметил Гуляев.

По его мнению, развитие ГПЗ позволит выполнить не только решение правительства РФ по снижению сырьевой направленности экспорта к 2030 году, но и задачи по продовольственной безопасности, так как продукты третьей стадии переработки во многом станут драйвером для других отраслей, например, животноводства.

При этом продукция комплекса проанализирована с учетом большого спектра сбытовых цепочек. Нереализуемый в России биоэтанол в размере не менее 20 тыс. т будет экспортирован в Южную Корею.

Биодобавка в бюджет
По мнению экспертов, сейчас настал момент, когда инвесторы уже начинают понимать необходимость вкладываться в биохимию в России. По оценкам минсельхоза РФ, в 2020 году рентабельность сельхозорганизаций с учетом субсидий составила порядка 18%, без них — на уровне 14%.

Собственное производство аминокислот и витаминов может решить одновременно несколько проблем:

создать новейшие высокотехнологичные производства, которые окажут влияние и/или задействуют много отраслей (обеспечат необходимой продукцией животноводство и фармацевтику, а в перспективе — энергетику и др.);
поднять на новый уровень переработку сырья в России (когда-то СССР был лидирующей страной по переработке зерна, а сейчас современные технологии именно глубокой переработки в России практически недоступны, эта отрасль в последние 30 лет не развивалась);
создать дополнительные места, причем не только для физической работы на предприятиях, но и в научной сфере (биология, химия, ИТ), инженерном деле (российским специалистам будет предоставлена возможность изучить и перенять зарубежные передовые технологии в работе с такими производствами);
дать России возможность выйти с конкурентной продукцией на экспорт, получить дополнительные доходы в бюджет.
Пока Россия демонстрирует рекорды по урожаю зерна и наращивает свою долю как экспортер, нужно не допустить повторения ситуации с нефтью. Долгие годы Россия считалась страной, основную долю доходов которой составлял экспорт углеводородов. О проблеме практически полного отсутствия производств, которые могли бы выпускать товары с добавленной стоимостью, говорится с начала 2000-х годов.

Последние кризисы — как финансовые, так и политические — показали все проблемы такой зависимости: как только падают цены на нефть или против России вводятся санкции, бюджет страны начинает терять доходы, происходит ослабление рубля, импортные товары дорожают и становятся малодоступными или слишком дорогими.

Выход один — создавать продукцию, которая важна для экономической безопасности России, внутри страны. И как раз на АПК возлагаются большие надежды, т.к. это вопрос не только экономической, но и продуктовой безопасности страны. Эпидемия COVID-19, накрывшая весь мир в начале 2020 года, также наглядно показала риски, с которыми могут столкнуться страны, не имеющие собственных производств для обеспечения продовольственной безопасности:

отказ от экспорта продукции из-за закрытия границ во время распространения вируса;
проблемы с наймом мигрантов в качестве рабочей силы;
логистические проблемы с перевозками продукции — срывы сроков, невозможность пересечь границы с товаром. К концу 2020 года дошло до того, что не хватало контейнеров для перевозки продукции, т.к. они физически в большинстве своем застряли в Китае из-за закрытия страны.
Все эти проблемы ведут к существенному удорожанию продукции, ее нехватке. Поэтому стоит иметь основные производства необходимой продукции внутри страны.

Источник: РБК

Снижение запасов кукурузы и сои в США приведет к росту цен на кормовые добавки

Категории НовостиОпубликовано

31 марта был опубликован первый отчет Министерством сельского хозяйства США о запасах зерна и планах посевов на 2021 год. Этот отчет служит ежеквартальным обновлением текущих запасов зерна, а также оценкой планов посевов на 2021 год на основе опросов.

Самая удивительная часть отчета была связана с запасами зерна на фермах, которые снизились на 41,3%. В связи с этим импорт соевых бобов из США этим летом может оказаться затруднительным, и многим покупателям придется подумать об импорте соевых бобов из Южной Америки. А как известно, от цен на сою и кукурузу во многом зависит и цена почти на все остальные кормовые ингредиенты, отмечают аналитики агентства Glowlit.

После публикации отчета Министерства сельского хозяйства США о запасах зерна и планах посевов цены на кукурузу и сою резко выросли. Это повышение цен напрямую влияет на стоимость лизина. С ростом цен на сою фермеры, вероятно, уменьшат свою зависимость от сырого протеина в пользу аминокислотных добавок. По мере увеличения спроса на аминокислоты производители аминокислот будут стремиться найти баланс между растущим спросом и оптимизацией прибыли.

Хотя фермеры всегда должны стремиться использовать самые дешевые доступные корма, такая быстро меняющаяся динамика рынка затрудняет планирование в составлении рецептуры полнорационных кормов. Яркий пример — текущие цены на лизин HCl и лизинсульфат. Хотя оба эти продукта выросли в цене, лизинсульфат стоит примерно на 13,2% дешевле лизин гидрохлорида, с учетом различий в концентрациях. Эта разница может быть достаточно большой, чтобы заставить фермеров пересмотреть свою рецептуру.