На снижение применения антибиотиков в свиноводстве выделили 21 млн долларов

Категории Мировые новости, НовостиОпубликовано

Группа исследователей из США, Дании и Нидерландов надеется сократить применение антибактериальных препаратов при производстве свинины. Этой цели планируется достичь за счет повышение естественной защиты свиней, посредством формирования эффективного рациона. На проведение исследования выделен грант в размере 21 млн долларов.

Проект рассчитан на 5 лет. Ученые планируют установить, каким образом можно повысить естественную защиту и иммунитет свиней через коррекцию их рациона питания.

«Благодаря междисциплинарным исследованиям, мы сможем изучить сложные процессы, происходящие в желудочно-кишечном тракте животных, которые до сих пор не попадали в поле зрения ученых», — говорит Мария Марко, доктор наук, профессор Департамента пищевых наук и технологий Калифорнийского университета в Дэвисе. Ее цитирует сайт Американской ветеринарной медицинской ассоциации. «С помощью этих данных мы сможем предложить новые подходы к решению проблемы распространения антибиотикорезистентности», — утверждает ученый.

Исследование дополнит растущий объем работ, связанных с изучением воздействия противомикробных препаратов на окружающую среду и поиском альтернатив лекарствам, вызывающим устойчивость к антибиотикам у кишечных бактерий свиней. Например, недавнее исследование американских ученых, показавшее, что некоторые пробиотические продукты для свиней и крупного рогатого скота содержат микроорганизмы, потенциально способные передавать кишечным бактериям устойчивость к некоторым видам антибиотиков. Еще одно исследование, опубликованное китайскими учеными, описывает влияние длительного применения хлортетрациклина на ткани свиного кишечника и формирование генов, кодирующих устойчивость к антибактериальным препаратам.

Источник: https://vetandlife.ru

Ученые разработали кормовую добавку для повышения массы тела поросят

Категории НовостиОпубликовано

Исследовательская группа Техасского университета получила от Минсельхоза США грант в 650 тыс. долларов для разработки кормовой добавки на основе двух аминокислот – аргинина и метионина. Цель – улучшение показателей массы и общего здоровья новорожденных поросят. Ученые заявляют, что полученные результаты в числе прочего смогут быть использованы в перинатальной медицине.

Исследование, которое ведется уже 30 лет, показало, что в ходе беременности организм свиноматки вырабатывает недостаточно аргинина, который критически важен для кровоснабжения и плацентарного питания плода. Аргинин также участвует в синтезе регуляторных полиаминов, играющих незаменимую роль в экспрессии различных адаптивных генов, синтезе ДНК и белков. Помимо этого, аргинин влияет на уровень креатина, который, по утверждению ученых, может решить проблему гипотрофии и способствовать улучшению неврологических функций у поросят.

«Мы считаем, что введение аргинина и креатина в рацион свиней позволит производителям получать более здоровое и многочисленное потомство, – приводит слова лидера исследовательской группы профессора Фуллера Базера научно-информационный портал phys.org.

По словам ученого, это позволит спасти поросят не только от гипотрофии, но и от гипоксии при родах и гибели сразу после рождения. «Порядка 10% новорожденных поросят погибают, будучи придавленными своей матерью, поскольку не успевают вовремя заметить угрозу и спастись», – говорит Базер. Улучшение неврологических функций при помощи креатина, по его мнению, поможет справиться с этой проблемой.

Помимо этого, ученые надеются, что после успешного практического применения результатов исследования в выращивании сельскохозяйственных животных (не только свиней, но и крупного рогатого скота, овец, коз) полученный опыт сможет быть применен в медицинских разработках.

«Мы знаем, что в перинатальной медицине существует проблема гипотрофии плода, особенно в случаях подростковой беременности. Поэтому всегда остается интерес к тому, чтобы обеспечить адекватный рост и развитие детей. Тогда им не придется бороться за жизнь в инкубаторах», – резюмирует ученый.

Источник: https://vetandlife.ru

Юрий Ковалев: физическая доступность такой аминокислоты, как лизин, оказалась под очень большим вопросом

Категории НовостиОпубликовано

Отрасль животноводства остается уязвимой перед ростом цен на кормовые компоненты, прежде всего, витамины, микроэлементы аминокислоты. Россия сильно зависит от импорта (по некоторым оценкам, от 80 до 100% на отдельные элементы) многие компоненты у нас в стране не производятся или же выпускаются в количестве, которое не может удовлетворить всё возрастающий внутренний спрос.

По данным аналитического агентства FEEDLOT, по итогам 2021 года витамины В4, В5, В9, К3 в России продемонстрировали годовой рост на 383%, 114%, 63%, 174% соответственно. Этому способствовало увеличение их стоимости на европейском и китайском производствах. Аналогичная ситуация наблюдалась и в сегменте аминокислот: метионин за год укрепился в цене на 21% в ЕС, на 38% – в Китае и на 51% – в России. Цена на лизин в России подскочила на 115%, а в ЕС и Китае – на 110% и 97% соответственно. Бетаин – рекордсмен по росту цены в 2021 году: в России он подорожал за год на 350%, в Китае – на 200%, в странах ЕС – на 195%.

FEEDLOT выяснил у Юрия Ковалева, генерального директора Национального союза свиноводов, в какой степени рост цен на кормовые компоненты влияет на себестоимость продукции животноводства, и какой тактики придерживаются предприятия в создавшихся условиях.

Как выросла себестоимость производства мяса в связи повышением цен на кормовые добавки, которое мы наблюдали по итогам прошлого года?

– Считаю, что правильнее говорить не о том, каким было подорожание в определенные месяцы, а в целом о том непростом периоде, новой постпандемийной реальности, в которой мы оказались.

Так, за 2 года, с 2020-го по 2021-й, себестоимость производства свинины выросла в среднем, как минимум, на 35%, а в отдельных случаях и до 40%.

Безусловно, главным драйвером роста себестоимости являлось повышение цен на корма. В этом аспекте главная роль принадлежит зерновым (пшеница, ячмень, кукуруза) – рост их стоимости составил в среднем от 40 до 50%. И поэтому львиная доля роста себестоимости мяса приходится именно на удорожание зерновых.

Но нужно констатировать, что важнейший показатель – это и рост стоимости кормовых добавок. При этом очень сложно оценить долю именно кормовых добавок, но я полагаю, что она составляет, как минимум, не менее 10% в общем росте себестоимости.

Если говорить о причинах, то повлияло всё: последствия пандемии, сбои в логистических цепочках, нарушение из-за ковидных ограничений работы многих зарубежных компаний, а также наши внутренние проблемы: Россельхознадзор вводил дополнительные ограничения на кормовые добавки, желая навести порядок в поставках, установить более тесные коммуникации с ветеринарными органами зарубежных стран. В среднем, я думаю, рост составил от 20% до 100% – на отдельные кормовые добавки.

Причем, наиболее болезненной для нас оказалась ситуация с аминокислотами. С одной стороны, они имеют ключевое значение для увеличения продуктивности поголовья. С другой, рост их стоимости был самым серьезным… Например, даже просто физическая доступность такой аминокислоты, как лизин, оказалась под очень большим вопросом. И проблема заключалась не в том, какая будет цена на лизин, а будет ли этот компонент присутствовать в достаточном количестве – или же нет.

(По данным FEEDLOT, импорт лизина гидрохлорида в Россию за 2021 год снизился на 25%).

Я думаю, этот вопрос продолжит оставаться актуальным и в первой половине текущего года. Главная причина в том, что, к сожалению, несмотря на все усилия, предпринимаемые со стороны Правительства, Минсельхоза, количество инвестиционных реализованных проектов по глубокой переработке зерна для получения аминокислот, и прежде всего, лизина, в стране так и не увеличивается. Много звучит заявлений о старте подобных проектов, но все они застревают на стадии реализации – несмотря на то, что существует убедительный, серьезный спрос на рынке, несмотря на высокий уровень цен…

Поэтому мы продолжаем очень сильно – я думаю порядка 50% – зависеть от импорта. А на зарубежном рынке свои проблемы: ограничения, вызванные пандемией COVID-19, связанные с этим сложности у главных поставщиков, логистические и таможенные ограничения, ветеринарные и т.д. Все это не позволяет говорить о том, что проблема может быть быстро решена – даже с учетом открытия новых стран-импортеров.

Основная надежда сейчас на то, что какие-то проекты скоро будут реализованы, в полной мере заработает белорусско-китайский проект (вроде бы уже закончили его строительство и приступили к выпуску первых партий лизина). И если этот проект действительно окажется таким, каким он заявлен, то я полагаю, что это существенным образом сможет исправить ситуацию с лизином.

Какой тактики придерживаются животноводческие хозяйства в существующих условиях? Изменяют рацион, уменьшают объем кормовых добавок или все издержки ложатся на плечи конечных потребителей?

– Я думаю, что за этот достаточно короткий период – 2 года – какая-то именно стратегия в поведении потребителей кормовых добавок, она отсутствует. Скорее, нужно говорить о тактике. На примере того же лизина: речь идет о том, как обеспечить запасы этого компонента хотя бы на 2–3 месяца, не говоря уже про более длительные сроки, как это было раньше.

Поэтому я полагаю, что, к сожалению, у компаний сейчас нет особого выбора – они вынуждены всё покупать по тем ценам, которые существуют сегодня на рынке. Что касается вопроса возвратности этих дополнительных затрат, то, как я уже отметил выше, наблюдался значительный рост себестоимости свинины (35% и более). В целом, рост цен на мясо примерно в 2 раза ниже среднего роста оптовых цен за этот же период. И только лишь благодаря тому, что в нашем сегменте существовала достаточная маржинальность, сейчас эти дополнительные затраты пока не покрываются, а ведут, по сути, к сокращению маржинальности.

Каких прогнозов придерживаются компании – стоимость кормов продолжит повышаться или будет какая-то стабилизация, а затем и снижение цен. Или в отрасли нет никаких ожиданий, компании работают, что называется, «по факту»?

– Как я уже сказал, 2 года пандемии – это, с одной стороны, не очень большой срок, но для экономики – немалый период, который позволяет говорить о том, что все эти негативные явления не являются следствием только лишь тех изменений, которые произошли в сегменте кормов и кормовых добавках. Это следствие влияния мировой экономики – прежде всего, за счет увеличения денежной (или свободной) ликвидности, и, как результат, всех инфляционных процессов в макроэкономике.

Поэтому есть осторожная надежда (сейчас я имею в виду наш свиноводческий сегмент), что дальнейший рост себестоимости прекратится или, по крайней мере, он не будет уже таким галопирующим, – это во-первых. Во-вторых, что цены – я говорю про оптовые цены – не будут падать. Потому что, как я уже отметил, рост цен, хоть и оказался недостаточным для покрытия всех затрат, тем не менее, он позволяет придерживаться определенной, хотя и сниженной маржинальности.

Потому что у нас есть большая опасность того, что из-за роста собственного производства и открытия беспошлинного импорта может произойти перенасыщение рынка, и это приведет к падению оптовых цен, и тогда это еще больше сократит маржинальность. Повторюсь, сейчас существует осторожная надежда на то, что себестоимость производства и цены зафиксируются на более-менее одном уровне.

Екатерина Броун

Нидерланды должны сократить использование колистина в свиноводстве

Категории НовостиОпубликовано

Использование колистина в свиноводстве в 2020 году увеличилось на 9,3%. Эксперты считают, что необходимы срочные меры по сокращению его использования.

Общее использование колистина в животноводстве Нидерландов увеличилось на 7,3% в 2020 году. За период с 2017 по 2020 год его использование увеличилось на 62,1%.

Поскольку колистин имеет решающее значение для медицины человека, его применение в ветеринарии должно быть максимально ограниченным, поэтому эксперты считают необходимые срочные меры для предотвращения этого неблагоприятного развития событий.

Использование колистина в свиноводстве составило 82% от общего объема, что на 9,3% выше, чем в прошлом году (1175,5 кг действующего вещества в 2020 г. против 1075,3 кг в 2019 г.). Его используют в большинстве своем для лечения энтеропатогенных инфекций E. coli у отъемышей. Из количества колистина, используемого в свиноводстве, 91,0% могут быть отнесены к использованию у поросят-отъемышей, 6,4% — у поросят-сосунков и 2,6% — у поросят на откорме.

Свиноводы Таиланда закупили 50 тысяч тонн фуражного риса

Категории НовостиОпубликовано

Министерство торговли Таиланда (MOC) убедило пять компаний, занимающихся разведением свиней, закупить более 50 000 тонн низкосортного риса в качестве альтернативного кормового ингредиента. Этот шаг направлен на поддержку фермеров, выращивающих рис, в условиях снижения цен при одновременном сокращении затрат на корма для свиноводства. Сумма сделки составляет 15,9 млн долларов США. Среди пяти компаний — Thaifoods Group и RMC Farm. Тем временем Тайская ассоциация свиноводов обратилась за финансовой поддержкой к MOC для фермеров, которые сталкиваются с риском болезней и продолжают терпеть убытки.

Цены на кукурузу и дефицит не оказывают давления на индонезийских свиноводов

Категории НовостиОпубликовано

По словам Махкота Фери Сулистионо, владельца фермы Наталия на Бали, более высокие цены и нехватка кукурузы в Индонезии не оказывают такого сильного давления на свиноводов, как на фермеров-птицеводов. По его словам, поставки кукурузы стабильны, а цена для нее пока не растет. Кукуруза с острова Ломбок стоит 0,44 доллара за кг. Другое сырье, такое как соевый шрот, стоит 0,72 доллара США / кг, а рисовые отруби — 0,29 доллара США / кг. «При таких ценах мы по-прежнему получаем прибыль. В настоящее время цена на живых свиней составляет 2,79 доллара США за кг», — сообщил г-н Сулистионо.

В Норвегии запускают эксперимент по кормлению свиней и лосося кормовой добавкой из елей

Категории НовостиОпубликовано

В Норвегии запустят в производство высококачественную кормовую добавку, изготовленную из дрожжей на основе норвежской ели, который может заменить импортный белок. Уже удалось произвести в промышленном масштабе 1600 килограммов дрожжей, произведенных за один цикл ферментации из нескольких тысяч литров сахара, произведенного из норвежских елей. Дрожжи, источник микробного белка с содержанием белка 50-60%, будут использоваться в крупномасштабных испытаниях кормления свиней и атлантического лосося, сообщает сайт allaboutfeed.net.

Координатором проекта стала компания Foods of Norway. Сахар из норвежских елей был произведен компанией Borregaard на площадке предприятия Lallemand в Эстонии.

Реализация проекта ведется с 2015 года. Идея возникла в результате более раннего эксперимента, проведенного Borregaard в 2011 году. Лососей кормили дрожжами, полученными из древесных сахаров. При этом результаты пилотного проекта признали успешными.

Дрожжи изготавливают с использованием технологии, которая представляет собой превращение побочных продуктов дерева в сахара путем термохимической обработки в сочетании с новой ферментативной технологией с последующей обработкой и сушкой для получения высококачественного дрожжевого порошка, богатого белком.

«Мы вступаем в захватывающую фазу, когда мы будем оценивать дрожжи в рационах для лосося в морской воде и для поросят в условиях фермы», — говорит профессор Маргарет Эверланд, руководитель отдела продуктов питания компании Foods of Norway.

Исследователям предстоит проследить за всей цепочкой изготовления добавки. Новую кормовую добавку для лососей начнут испытывать лосося начнется в октябре 2021 года и продлится до июня 2022 года, а для поросят пилотный проект стартует в ноябре 2021 года и завершится к апрелю 2022 года.

«Дрожжи будут иметь высокую ценность в качестве ингредиента корма благодаря высокому содержанию белка с благоприятным аминокислотным профилем и документально подтвержденному эффекту для здоровья», — отмечает Маргарет Эверланд. Более масштабные испытания предоставят информацию о том, как новый корм повлияет на рост, здоровье и качество продукции животных, а также на стоимость производства и устойчивость использования этих ингредиентов.

В будущем команда надеется расширить производство, построив заводы, которые смогут производить не менее 50 000 тонн дрожжей в год.

Источник: www.agroxxi.ru

Клетчатка может стать прекрасной альтернативой оксиду цинку в рационе поросят-отъемышей

Категории Наука и технологии, НовостиОпубликовано

Фармацевтическое использование оксида цинка в рационах для поросят в Европейском Союзе постепенно сокращается. Стратегическое использование пищевых волокон — сильная альтернатива высокобелковому корму.

Прошли те времена, когда волокно не использовалось в качестве кормового ингредиента в рационе поросят. Сегодня сбалансированное добавление клетчатки становится новым подходом для стимуляции здоровья кишечника и уменьшения диареи после отъема, а также высокоэффективной альтернативой фармацевтическому оксиду цинка.

Потребность в эффективной замене оксида цинка стала насущной, когда Европейский Союз объявил о запрете на его использование с июня 2022 года. Многие производители пока еще избегают добавлять клетчатку в корма для поросят, полагая, что она снижает питательность корма и потенциально препятствует росту животных.

За последнее десятилетие исследования клетчатки постепенно изменили это негативное восприятие. В настоящее время известно, что стратегическое использование растворимых и нерастворимых волокон в высокобелковых кормах играет ключевую роль в поддержании здоровья ЖКТ и облегчении перехода от отъема.

Хорошо функционирующая желудочно-кишечная система зависит от постоянного взаимодействия между слизистой оболочкой и микрофлорой. Пищевые волокна, используемые в правильных пропорциях, поддерживают тонкий баланс, создаваемый этим взаимодействием. Таким образом, они напрямую влияют на здоровье и продуктивность животных.

Волокно работает тремя способами: путем физической стимуляции системы ЖКТ, путем моделирования рецепторов стенок кишечника и путем ферментации, которая стимулирует производство летучих органических кислот.

Физическая стимуляция обеспечивается нерастворимыми волокнами, которые связывают некоторые жидкости кишечника, увеличивают объем и содержание сухого вещества в кале и вызывают перистальтические движения в желудочно-кишечном тракте. Таким образом, нерастворимые волокна поддерживают нормальный транзит пищеварительного тракта через кишечник, снижая риск накопления каловых масс в пищеварительном тракте, который может способствовать росту потенциально вредных патогенов. Улучшенный транзит также способствует увеличению потребления корма, что способствует улучшению роста поросят.

Сходство между определенными волокнистыми структурами и рецепторами стенок кишечника — еще один фактор в борьбе с патогенами. Патогенные бактерии, которые связываются с нерастворимой клетчаткой, а не со стенкой кишечника, затем просто вымываются, когда клетчатка проходит через толстую кишку.

С другой стороны, растворимые волокна доступны для ферментации, как только поросята достигают веса 10 кг. Этот процесс ферментации является ключом к модуляции незрелого микробиома и активации производства желаемых летучих органических кислот — индикаторов функционирующей микробиоты. Среди этих летучих органических кислот особенно важна масляная кислота из-за ее способности укреплять слизистую оболочку, целостность и противовоспалительные функции нижних отделов кишечника.

Растворимые волокна имеют еще одну важную функцию в высокобелковых диетах. Они помогают предотвратить ферментацию обходного белка, который попадает в нижнюю часть кишечника из тонкой кишки и становится субстратом для патогенных бактерий.

До сих пор диеты с низким содержанием сырого протеина часто были ответом на нежелательную ферментацию протеина. Однако по сравнению с белком растворимые волокна являются более доступным субстратом для развивающейся микрофлоры кишечника поросят. Таким образом, они стимулируют рост полезных бактерий, устраняя патогены путем конкурентного исключения и уменьшая производство вредных метаболитов, таких как амины, индолы и продукты аммиака. После этого белок просто выводится из организма.

Свиноводы уже могут многое сделать для снижения мальабсорбции белка и риска диареи за счет улучшения усвояемости белка. Оптимальная комбинация растворимых и нерастворимых волокон — следующий шаг в оптимизации рациона с высоким содержанием белка. Стратегическое использование клетчатки имеет большой потенциал в качестве альтернативы фармацевтическому оксиду цинка, так как поддерживает развитие кишечника поросят и уменьшает диарею в уязвимой фазе после отъема.

Группа ученых из США предложила более точные способы оценки кормовых ингредиентов для свиней

Категории НовостиОпубликовано

Новое исследование показало, что для составления точного рациона кормления свиней необходимы более надежные прогностические математические модели.

Д — р Джеральд Shurson, профессор из Департамента науки о животных в Университете Миннесоты, пояснил, что цель данного исследования заключалась в обеспечении целостной оценки преимуществ и недостатков существующих химических методов анализа, используемых для оценки кормовых ингредиентов для свиней.

Традиционные данные экспресс-анализа на влажность, содержание протеина, жира, клетчатки и золы в кормах — не имеют большого значения для оценки фактической питательной и экономической ценности кормовых ингредиентов, скармливаемых свиньям. Тем не менее они по-прежнему широко используются в исследовательских работах.

По мнению исследователей, повышение энергетической и пищевой эффективности при одновременном снижении негативного воздействия производства свинины на окружающую среду требует внедрения более точных методов кормления в глобальных системах производства свинины.

Авторы этого исследования считают, что точное кормление свиней может быть достигнуто только за счет использования более современных методов определения истинной физиологической питательной ценности кормовых ингредиентов, используемых в рационах свиней.

По их словам, сочетание уравнений прогноза чистой энергии и усвояемых питательных веществ, полученных на основе мета-анализа больших и надежных наборов данных, с определениями NIRS общего содержания питательных веществ в ингредиентах корма, может быть наиболее практичным и точным подходом к динамической оценке значений нагрузки питательными веществами для рецептуры кормов.

Таким образом, продвигая использование показателей чистой энергии, содержания SID AA и содержания фосфора STTD для оценки кормовых ингредиентов и составления рационов для свиней, ученые заявили, что в базах данных кормовых ингредиентов следует учитывать дополнительные меры, в том числе активность воды, растворимость, ферментируемость, вязкость и пребиотические эффекты пищевых волокон, меры по окислению липидов и белков,  оценку истинной биодоступности аминокислот, витаминов и минералов.

Кроме того, они рассматривают оценку кинетики по перевариванию различных пищевых компонентов — крахмала, пищевых волокон, белков — как многообещающий новый подход, который позволяет согласовывать различные скорости и количества питательных веществ, перевариваемых в смесях различных кормовых ингредиентов, для оптимизации питательных веществ, поступающих в организм свиней.

«Безусловно, существуют скептики, которые не видят смысла в широком распространении точного животноводства во многих странах, но растущее внимание и усилия, направленные на повышение экологической устойчивости производства продуктов питания, включая производство свинины, начинают побуждать лидеров отрасли к внедрению точного кормления свиней.

«Некоторые крупные производители свинины нацелены на производство углеродно-нейтральной свинины. Для достижения этой цели необходимо использовать прецизионный подход в кормлении свиней.

Микотоксины, попадающие в организм свиноматок с кормом, могут влиять на поросят

Категории Наука и технологии, НовостиОпубликовано

Недавние исследования показывают, что микотоксины, попадающие в организм свиноматок с кормом, могут передаваться в молозиво и молоко. Это означает, что поросята уже подвергаются их воздействию через молоко матери.

Микотоксины — это вырабатываемые грибами вещества, вредные для здоровья животных и человека. Считается, что свиньи особенно чувствительны к их воздействию.

Источником микотоксинов для животных обычно является зараженный ими корм. Однако последние исследования показывают, что поросята, которые еще не едят твердую пищу, могут также подвергаться воздействию микотоксинов.

Это происходит потому, что токсины могут попадать в молозиво и молоко свиноматки. Этот вопрос недавно был исследован Schothorst Feed Research (SFR) в Нидерландах.

В проведенных экспериментах свиноматки и их поросята подвергались воздействию низких доз микотоксинов.

Для испытаний были выбраны два наиболее распространенных микотоксина, обнаруживаемых в кормах для животных — зеараленон и дезоксиниваленол, сокращенно ЗЕН и ДОН. Эти токсины особенно часто содержатся в кормах на основе кукурузного и свекольного жома.

Ученым уже было известно, что высокие концентрации ЗЕН и ДОН в кормах для свиноматок попадают в их молоко.

Однако до сих пор не было известно, каким образом их присутствие влияло на поросят-сосунков.

Как объясняют авторы исследования, опасными могут быть не только микотоксины ЗЕН и ДОН, но и их производные, которые образуются при разложении в организме свиньи, а затем попадают в молозиво и молоко.

Во время обработки ZEN и DON образуются вещества, называемые α-ZEL и β-ZEL — они очень похожи по структуре на эстрадиол, важный половой гормон. Они могут связываться с рецепторами эстрогенов и тем самым серьезно нарушать работу эндокринной системы животных.

Эксперимент, проведенный центром SFR в Нидерландах в сотрудничестве с Институтом Фридриха Лёффлера в Германии и французской компанией по производству кормов для животных Olmix, оценил передачу ЗЕН, ДОН и их производных с молозивом и молоком поросятам.

В ходе исследования были приготовлены два разных рациона для свиноматок из 2 партий свекольного жома — таким образом был создан рацион, содержащий 100 частей на миллиард микотоксина ЗЕН и рацион, содержащий 300 частей на миллиард микотоксина ЗЕН.

Добавление других кормов к свекольному жому привело к тому, что рационы также содержали второй микотоксин ДОН — в количестве около 250 частей на миллиард в обоих рационах.

Исследователи объясняют, что эти уровни микотоксинов в любом случае были ниже рекомендованного ЕС содержания микотоксинов в кормах — 900 частей на миллиард. На практике при приготовлении рациона для животных из разных компонентов корма трудно избежать контаминации микотоксинами на уровне эксперимента.

Приготовленные рационы с известным содержанием микотоксинов скармливали свиноматкам тремя различными способами:

Первая группа свиноматок  получала корм с низким содержанием ЗЕН до 109-го дня беременности и 26-го дня лактации.

Вторая группа свиноматок получала корм с низким содержанием ЗЕН до 109-го дня беременности до рождения, а затем корм с высоким содержанием ЗЕН до 26-го дня лактации.

Третья группа свиноматок получала корм с повышенным содержанием ЗЕН со 109-го дня беременности до 26-го дня лактации.

Затем ученые проверяли содержание микотоксинов и их метаболитов в молозиве, молоке и сыворотке свиноматок разных групп и их поросят. 

Стоит обратить внимание на относительно высокое содержание вредного α-ZEL в молозиве свиноматок 3 группы, которые со 109 дней беременности получали корм с повышенным содержанием микотоксина ZEN. В молозиве свиноматок всех групп также содержалось относительно высокое количество микотоксина ДОН.

Затем высокие уровни α-ZEL были обнаружены во второй и третьей группе свиноматок, которые контактировали с кормом с высоким содержанием микотоксина ЗЕН с момента опороса до отъема. Все группы свиноматок имели высокое содержание микотоксина ДОН в молоке.

Исследования сыворотки животных показали, что и у свиноматок, и у поросят был определенный уровень микотоксинов и их метаболитов в крови.

Во время отъема у свиноматок из второй и третьей групп были значительно повышены уровни ЗЕН и его метаболитов α-ZEL и β-ZEL в крови.

У поросят из всех групп были одинаковые уровни токсина в сыворотке крови. У поросят из третьей группы был значительно повышен уровень митоксина α -ZEL и DON в крови.

Исследователи обнаружили, что количество микотоксинов, проглоченных животными в эксперименте, не оказало значительного влияния на их работоспособность и общее состояние здоровья.

Однако они отмечают, что у поросят от свиноматок во второй и третьей группах, которые подвергались воздействию большого количества микотоксинов от рождения до отъема, уровень эстрадиола в сыворотке крови значительно снизился. Это означает, что микотоксин ЗЕН и его производное α-ZEL, вероятно, уже смешались в гормональном балансе поросят.

Из других исследований известно, что воздействие этих микотоксинов снижает количество ооцитов у растущих свинок. Поэтому следует учитывать содержание микотоксинов в корме, особенно в случае поросят-самок, предназначенных для программ разведения.

Кроме того, исследователи обнаружили, что у поросят, которые потребляли большое количество микотоксинов с молозивом и молоком, в кишечнике развивалось временное воспаление.

Общий вывод исследования состоит в том, что даже небольшое количество микотоксинов в кормах, в пределах рекомендуемых ЕС, может оказывать негативное воздействие на животных — с первых дней жизни.